Сон №1

by • 02.11.2013 • HARD, Проза/ПоэзияComments (2)2253

В ту ночь я встал рано — голова между фаянсом и звездами. Концерты закончились — улица была пустынна. Я сидел на балконе и курил — ветер подгонял сложенный вчетверо газетный лист в последнее путешествие. На углу переливался серебряным мертвый космолет, тут же дымились еле различимые останки каких-то странных существ. Nothing is real, penetrate the night that the town sleeps to hide.

Откуда-то из глубины квартиры доносился шум — видимо, парни решили поднакачаться, не вставая с постелей, но я-то все знаю — Большой метеорит непременно прилетит и размажет всю эту шарашку, лунный царь все видит, он чувствует каждого. Затишье перед бурей. Руки затрясло, моя ракета упала на землю, очертив несколько дымных дуг, прежде чем разбиться. Оставался один, самый паршивый вариант — Фабрика.

Я спросил у парней, как им такой расклад, но они уже не могли отличить хрен от пальца, сидели и улыбались. Я вышел на улицу — было темно и тихо, как в вакууме. Космолет исчез, но из канализационной решетки бил странный огонь, почти прозрачный, он заставлял воздух вибрировать. Я сел в машину, достал из бардачка початую 0,5 бурбона и принялся пить. На коврике слева валялось вырванное с мясом радио. В голове — ток, без радио вся эта затея с Фабрикой — полное дерьмо. На заднем сиденье копошились какие-то странные существа наподобие карликовых берроузовских синтопид. Сознание обожгла странная мысль — я съел ВСЕ. ВСЕ.

Луна в июле, рука — пустая емкость — Soft machine — бутылка разбивалась о фонарь целую вечность — осколки летели, переливались, потом их несло по земле — звон отскакивал от слепых стен, пока я заводил машину. Я поплыл. Тысячи голых по торс гребцов напрягали тела в бешеном ритме — я регулировал их интенсивность нажатием изящной педали, знаете, такие бывают у старых швейных машин. Я всегда завидовал русским, пьяным искренним русским, бесстрашным в своей прямолинейности. Дорога боится движения — она статична. Без радио вся эта затея с Фабрикой — полное дерьмо. Машину выбросило на берег в самом начале 47 улицы — у гребцов были переломаны руки.

Я шел пешком: два квартала сумасшествия — громадина города смотрела на меня, как на пищу, дома урчали от удовольствия. Фабрика облизнулась. На входе, как обычно было полно народу — убитые малолетки, путающие концы собственных сигарет, дешевые межгалактические суки на 20 сантиметровых каблуках, которые за определенную плату засовываются сами-знаете-куда. Улица складывалась в мозаику, пространство сзади дышало и искажалось. Фабрика сожрет всех.

Я прошел мимо охранника — странного ящура в брюках с вырезом для хвоста, в светло-синей рубашке отarrov color, съемный воротничок последней был немного сбит — я всегда ненавидел таких самоуверенных отточенных ублюдков. Мой окурок чиркнул по лакированной поверхности его туфлей, в тот же момент я исчез в дверях. Меня выплюнуло в серебряную залу, бурлящую телами, звуками и светом, многомерно рассеиваемым и отражающимся — это втягивает мгновенно.

Сон№1

Час здесь равнялся суткам снаружи — количество ускорителя на квадратный сантиметр любого из здесь присутствующих в несколько раз превышало максимально возможный — двоих тщедушных ледибоев трясло прямо у стены, они царапали ее твердь, воя от ужаса. Меня интересовал бар. Интенсивность психотической реакции на окружающее росла, я выскочил из эпицентра, но меня зашатало и, падая, я ударился головой об электробармена. Никогда, никогда не подходите к этим ублюдкам слишком близко — при тактильном контакте они запускают вам под кожу иглы удовольствия, высвобождая тысячи микроскопических пилотов Допамина. Я знал пару ребят, которые так и не смогли выйти из состояния экстаза — думаю, их перло даже после смерти.

Пока жирная громадина разворачивалась, я успел отползти к стене и прикинуться одним из биохлорических торчков, разбросанных по всему периметру зала. Но фабрике жрала всех — отпрысков воротил, наркодельцов, молодых художников — неудачников, худощавых гомиков и, конечно, обожала красивых малышек. Все они были накачаны алкоголем и амфетамином по самые пятки, безудержное веселье бабочек и мотыльков — многие из них потом подлетят слишком близко к свету и сгорят.

Откуда-то сверху вынырнула субтильная особа и повлекла меня за собой — ее глаза горели бесноватым желанием. Долгий долгий поцелуй с привкусом химии: «Не сейчас, детка, подожди немного». Налил ей водки. Разговор ни о чем — судя по акценту она была откуда-то из Восточной Европы. И тут я увидел Хозяина — он стоял в углу — серебряная голова на фоне неоновой стены: никто не знал его имени, он всегда появлялся как будто бы из ниоткуда, окруженный своей ободолбанной свитой, и так же незаметно исчезал. Он смотрел на меня и улыбался — в зоне дьявола нет друзей, но с ним самим я был знаком давно. Я встал и медленно направился в его сторону.

Диалог, ужасный в своем безумии — меня щупала тысяча рук, суперзвезды Хозяина подхихикивали и сползали по стенам, предлагали сняться в каких-то фильмах, поучаствовать в фотосессиях с модными видами инопланетян. В голове был туман, он поедал сознание. В один прекрасный момент не осталось ничего, кроме кривой улыбки напротив, она отпустила меня. Свободный дрейф по гитарной лагуне. На шхуну подняты новые запасы водки и травы — команда сдалась. Откуда-то высунулась рука с порошком. Мерцающий, многомерно отражающийся свет строил в сознании обманчивые страшные образы, должно быть я уже совсем потерял человеческий облик. Время ускоряло, время путало следы — секунды стали минутами, а минуты таяли, как сухой лед. Хаотические орбиты шаманов, кружащих свои танцы прямо над нами; я поймал взгляд одного из них, но, стоило мне моргнуть — шаман исчез, чтобы мгновенья спустя оказаться в другом месте. Сильное течение реки больших каноэ — шаман упоенно танцевал и я решил последовать его примеру. Картина исчезла. Свободное сознание поправило складки футболки с Грейс Слик, и принялось строить свои причудливые демонические образы.

Свет мерцал все ярче, я начал замечать, что вокруг меня сходился круг танцующих — нет, не этих ублюдков из Фабрики, из голов этих существ торчали перья, бахрома струилась по их одеждам, лица были покрыты знаками и рисунками. Ритуальный танец смыкал круг. К горлу подступил комок страха — всё вспыхнуло и исчезло. Меня снова окружали все те же субтильные парни и девчушки, накаченные алкоголем и амфетамином.

На улице было тихо — ветер подгонял сложенный вчетверо газетный лист в последнее путешествие. Я сел в машину — на коврике слева валялось вырванное с мясом радио — надо спросить парней, как оно там оказалось. Стена с выбитым окном, пластмасса перил, грязь лестницы, серая дверь — все мерцало спокойствием, мерцало до тех пор, пока я не увидел зеркало.

И свое собственное лицо, расплывшееся в кривой улыбке, лицо, поднявшее на меня глаза в тот момент, когда я уже смотрел на него.

Позади стоял получеловек в дряхлом сером костюме. Он затушил сигарету, подошел ко мне, не отрывая желтого взгляда от моего отражения, и сказал: «Мистер, вы не желаете продать свою душу?».

Иллюстрация: Лиза Никонорова

Читать Сон №2.

 

 

 

Pin It

Похожие статьи

2 Responses to Сон №1

  1. […] оставив ветру обгладывать свои кости. Нужно дойти до Фабрики, может кто-то еще […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>