Фрагмент

Автор • 22.01.2015 • ОТЕЛЬ, ПерсонажиКомментарии (0)826

Толстый верзила с огромными накладными губами орудовал в ванной.

– Что он там делает? – пискнул я.

– Моет ногти, – деловито пояснил его тощий мерцающий подельник, – ногти должны быть чисты, чтобы в каждом он мог увидеть лик Пресвятой Девы Марии.

Я заткнулся, благоразумно решив, что не стоит понапрасну нервировать сумасшедших. Вот уже несколько часов эти проходимцы рылись в моём доме. Урча, они топтали диски с фильмами Фассбиндера. Улюлюкая, разбивали о стену старые видеокассеты с картинами Аки Каурисмяки. Хохоча, губастый верзила разорвал книгу интервью с Терри Гиллиамом. Нежный запах утраты разлился в воздухе. Я посмотрел в окно. Осенние берёзы участливо качали ветвями. Некоторые из них покраснели от гнева, но сделать ничего не могли.

– Ты знаешь, что мы ищем, – визжал мерцающий подельник. Я ничего не знал. Разбросанные куски дисков напоминали осколки зеркал. Я поднял один осколок и посмотрел на отражение собственного носа. Нос был печален. Так всегда: когда наблюдаешь нос на лице – всё в порядке, когда же вдруг видишь нос отдельно от лица, он – сама печаль. Попробуйте разглядеть свой отдельный нос в крохотном зеркальном осколке – и вы меня поймёте. Или нарисуйте на чистом листе бумаги отдельный нос – и вы увидите печаль. Меж тем тощий подельник выкрикивал названия разломанных фильмов. Названия неожиданным образом сплетались в верлибр:

Под ветвями боярышника

Там, где живут чудовища

Мой сын, мой сын, что ты наделал

Я убил жену-лесбиянку, повесил ее на мясной крюк, и теперь у меня контракт с Диснеем на три фильма

О, Боже, нет!

А мне так нравится

За облаками

Сломанные цветы

Жестокость

Мольба

Кожа, в которой я живу

Душка

Я люблю тебя, я убью тебя

Малыш

Я тебя люблю… Я тебя тоже нет 

– Да вы поэт! – изумился я.

– Я подонок, – честно возразил тощий подельник, мерцая то задом, то ребром ладони, то всем телом. Стемнело. Проходимцы шуршали по дому. Верзила всюду следовал за тощим и казался его огромной неправильной тенью. Тень была сильнее того, кто её отбрасывал. Мальтийский сокол тускло хрупнул под стопой. Мужское / женское треснуло. Модильяни был отброшен под тумбочку. Логово белого червя покрылось следами дешёвых кроссовок.

– Что же вам всё-таки нужно? – снова спросил я в отчаянии.

– Тёмный полдень. Пустой дом. Цементный сад, – ответил тощий. 

– Потеря сексуальной невинности, – нелепо добавил верзила.

– Приходите завтра. Я скачаю их и запишу вам на DVD.

Подельники молча ушли. Я скачал тёмный полдень, пустой дом, цементный сад и потерю сексуальной невинности. Записал их на DVD, положил диски на тумбочку и покинул разрушенное жилище. Кленовая аллея шелестела, как полупрозрачная занавеска из ванной. Из приоткрытого окна музыкальной школы доносилась сарабанда Баха. Под окном стояло три приплюснутых олуха. Казалось, они внимательно слушают.

– Знаете, из какого фильма эта музыка? – спросил я у них.

– Хлюп, – ответил один. Остальные промолчали. Возвращаться назад не хотелось. Хотелось быстрее бежать прочь. Казалось, что если я дослушаю эту музыку до конца, то тут же стану старым, как герои неназванного фильма. Я побежал и вскоре оказался возле незнакомого отеля. Я посмотрел сквозь прозрачную дверь. За стойкой стоял дуэт колоритных портье. Один был как две капли воды похож на певца Скримина Джея Хокинса, второй – на актёра Стива Бушеми. «То, что надо, радостно подумал я, останусь здесь на ночь, это знак свыше». Зайдя в свой номер, я первым делом включил радио.

– Help, I’m alive, my heart keeps beating like a hammer, – пропел мне небольшой динамик, и я окончательно почувствовал себя как дома.

Pin It

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>