1X5UepHy0j8

Untitled

Автор • 27.08.2015 • САМИЗДАТКомментарии (0)472

Загадочный и наводящий на размышления рассказ от Sasha Chepuha

Вечерами Джон любит сидеть в парке. Ему нравится ощущать собственную отстраненность посреди безостановочного движения. Джон называет это опытом публичного одиночества. Он наблюдает за людьми. Мимо него проезжает человек на доске и везет перед собой детскую коляску. Джону это кажется довольно оригинальным. Он думает, что это что-то вроде тандема, только велосипедной рамой служат руки человека, и что такая поездка требует гораздо большего сосредоточения. Развить эту мысль Джон не успевает. Оболочку публичного одиночества прорывает чей-то бесцветный голос. Незнакомец подсаживается к Джону, и говорит:
С этими пробками вечно одни проблемы. Джон думает: Какие могут быть пробки? Не так уж часто встретишь человека на доске, толкающего перед собой коляску. Джон представляет себе шоссе, наводненное такими водителями. Это почти заставляет его улыбнуться. Незнакомец подсаживается к Джону и спрашивает: У тебя нет близнеца? Бутылка вина в руках Незнакомца сообщает Джону, какие именно пробки он имеет в виду. С близнецами такой путаницы не возникает. Параллельно Незнакомец пытается протолкнуть пробку в бутылку большим пальцем правой руки. И связи между вопросом и действиями Незнакомца Джон снова не улавливает. Впрочем, пытаться и не стоит, думает Джон. Краем глаза он видит ногу незнакомца, мерно покачивающую лонгборд из стороны в сторону. Вместо ответа Джон говорит Незнакомцу: У меня есть штопор. Пока Джон ищет его в своем рюкзаке, становится понятно, что безо всякого умысла он обманул Незнакомца, и что штопор по самым объективным причинам он положил в чемодан, а чемодан, по не менее разумным, оставил дома. Джон говорит: Простите, я не хотел. Тогда Незнакомец, говорит: Кожа на ботинках совсем облупилась. И, продолжая поддерживать бессвязность разговора, доверительно заключает: А ты умеешь слушать, старик. Джон знает, что Незнакомцу ничего о нем не известно. Джон знает, что знания Незнакомца о нем основаны на отсутствии у Незнакомца всякой прозорливости. Джон думает, что знания Незнакомца о нём имеют зачаточный характер, потому что они не идут дальше того, что человек может узнать при помощи собственного зрения: а именно, что

Джон — особь мужского пола, и что он сидит в парке. То, что при этом Джон не расположен общаться, Незнакомцу, по видимому, в голову не приходит. А даже если приходит, то эту мысль он явно игнорирует. Но Джону не впервой. Иногда Джон думает, что общение с незнакомцами может быть полезным. У него даже есть теория о Незнакомцах. Правда, она не имеет четкой структуры. Джон пытался проверить её уже несколько раз. Нельзя сказать, что он делал это целенаправленно. Когда в городе предостаточно незнакомцев, можно быть уверенным, что все произойдет само по себе. Как сегодня, когда его отгороженный от внешнего мира вакуум прорезал бесцветный голос постороннего, вздумавшего осведомиться, нет ли у Джона на этом свете его точной копии, приходящейся ему братом. Поэтому, волноваться не о чем, у Джона уже предостаточно подобного опыта. По правде сказать, каждый такой разговор в районе второго тире пятого предложения начинает вполне навязчиво намекать Джону на несостоятельность его теории. Но Джон почему-то каждый раз говорит себе, что прежде чем судить об орехе, его следует расколоть. А спустя еще пару предложений, что, возможно, повезет в следующий раз. После остается лишь закончить разговор, но это всегда оказывается самой трудновыполнимой частью. Всё-таки, думает Джон, это он ко мне подошел. Значит, и отходить — ему. Незнакомцы были разные, но у всех была одна схожая черта. Они все долго отходили. Всем им была свойственна назойливость и крепкий иммунитет к прозрачным намекам на желание Джона закончить беседу. Сегодняшний, по-видимому, уже вошел во вкус и продолжал выдавать характеристики, основанные на его очевидно небогатом жизненном опыте. Если бы Джон заострил на этом внимание, это могло бы стать основой для новой теории. Но в этот вечер его мысли походили на пузырьки масла в холодной воде, и Джону было сложно сосредоточиться на чём-то конкретном. Джон продолжал молчать о том, что человек не прав. Джон тоже часто бывал неправ. Джон знал, что и из его знаний многие зачаточны. И об этом он тоже молчал. Не было никакого смысла это озвучивать. Джон молчал обо всём важном. Всё важное настолько важно, считал Джон, что не должно иметь словесного выхода, если нет подходящих слов. У Джона их не было. По той же причине не имели выхода и эмоции Джона. Джон знал, что он эмоционально несостоятелен. В принципе, Джон был несостоятелен в целом. Возможно именно поэтому он сидел в парке и позволял незнакомцам с ним разговаривать. Каждый такой разговор сообщал Джону, что незнакомцы пунктирно неинтересны. Незнакомцы напоминали Джону о том, что жизнь состоит из людей. Потому что жизнь, считал Джон, пунктирно интересна. Жизнь представлялась Джону чередой чёрточек и пробелов. Чаще всего одно последовательно сменяло другое. Иногда система давала сбой, и тогда за несколькими черточками могло идти несколько пробелов. И наоборот. И ещё по-всякому. Но в целом порядок сохранялся. Джон видел это примерно так: — - — - — И так далее. Незнакомец продолжал вслух пережевывать прописные истины. Большой половник помешивает людей в чане жизни, подумал Джон. В этом и есть соль жизни, старик, — продолжал Незнакомец. В чём именно состоит соль жизни по мнению Незнакомца, Джон не знал, но про себя улыбнулся, подумав, что человек есть соль в чане жизни. Эта мысль заняла его настолько, что он даже не поморщился, когда Незнакомец дружески потрепал его по плечу. Он думал: Большой половник помешивает людей в чане жизни. Чан есть жизнь. Человек есть соль жизни. Половник есть рука бога. Бог есть Бог. Бог есть любовь. Половник есть рука любви. В этот момент Джон понял, что мысли его текут без особенного его в этом участия. Но даже это озарение никак не нарушило их плавного хода. Причинно-следственные связи, в случае, если они так же несостоятельны, как человек, есть силлогизмы, сказал Джону его внутренний голос. Джон мысленно одобрил это высказывание. Потом Джон вспомнил, что всё на свете относительно и может подвергаться сомнению. Например, когда на улице темнеет, наступает вечер, а затем ночь. А с другой стороны, вовсе не факт. Потом Джон подумал, что всё это очень интересно, и было бы недурно это запомнить. Незнакомец, по-видимому, на некоторое время потерял к Джону интерес и уже какое-то время маячил в нескольких метрах от него, очевидно, в надежде найти более состоятельного собеседника.

В какой именно момент это произошло, Джон не заметил. Но в темноте он узнал Незнакомца по вставкам на куртке, бликующим под светом фонаря. Джон достал блокнот и ручку и попытался вспомнить начало своей мысли. Дело не клеилось, и Джон крепко пообещал себе, что отныне всякий раз, когда он будет ловить себя на размышлении о чем бы то ни было, он будет предельно сосредотачиваться, чтобы мысли от него больше не утекали. Он представил себе водянисто-розовый хвост воображаемого морского червя и попытался зажать его пальцами. Хвост ускользнул, и пальцы столкнулись друг с другом, так ничего и не ухватив. Поскольку лист блокнота всё ещё был пуст, Джон записал: Человек сидит в парке ночью, но огни освещают его пунктиром. Дальше записать Джон не успел. Незнакомец снова подсел к нему и сказал: Что пишешь? Вдаваться в подробности не хотелось, и Джон пространно ответил: Что-то. Незнакомец многозначительно кивнул. Джон поднял глаза и увидел отражение неба в большой луже. Лужа напомнила ему небольшое озеро. Но лужа есть лужа, подумал Джон. Незнакомец сказал: Музыка кончилась. Тогда Джон понял, что до этого момента она действительно была. С удивлением он подумал о том, что скорее всего ученые не врут, утверждая, что человеческий мозг работает только на пять процентов. И что это похоже на ситуацию со спящим, в голове которого откладываются слова, сказанные другими пока он спит, но, проснувшись, он не может их вспомнить, потому что не подозревает об их существовании. Поэтому Джон сказал: Хм. Незнакомец встал на свой лонгборд и кивнул Джону по-дружески, мол, не унывай, старик. Стало понятно, что это «хм» всё-таки поставило символическую точку в их разговоре. Подумав, Джон записал «пустой разговор». Он решил, что эта фраза позже станет хорошим поводом к развитию этой мысли. Незнакомец оттолкнулся от земли левой ногой и выехал из полосы света, сообщаемой фонарем. И почему-то от этого Джону вдруг стало совсем пусто. Как будто пустой разговор, разрушивший вакуум одиночества, всё-таки заполнял собой пустоту, им же созданную. Но тут Незнакомец въехал в следующую полосу света, и Джона сразу отпустило. Он заметил, что через несколько метров, переезжая иллюзорное небо, лонгборд Незнакомца разрезал его на галки и круги. Спустя ещё пару секунд небо затянулось и снова стало гладким. Джон подумал, что если бы по иллюзорному небу летел иллюзорный самолет, то он бы попал в иллюзорную зону турбулентности. И еще он бы стал двоиться и троиться. То есть лонгборд незнакомца превратил бы его во фрактал.

Потом Джон встал и пошёл. А по дороге он думал: Парк создан для того, чтобы люди сидели, гуляли и пили пиво. И еще для того, чтобы люди, когда им этого хочется, могли, никуда не спеша, испытать опыт публичного одиночества. Но вопреки этой идее Человек подсаживается к Человеку и спрашивает его о разных вещах. И тогда вместо публичного одиночества оба Человека переживают опыт общения Незнакомца с Незнакомцем о превратностях жизни. И тогда выясняется, что жизнь это фрактал, и что жизнь это чан. И что люди пунктирны. И что если на улице темно, значит, наступила ночь. И что Незнакомец, подсаживаясь к Джону, превращает в Незнакомца и его тоже. А значит, Человек Человеку — Незнакомец. Джон поднял голову, и на фоне звездного неба снова промелькнул скользкий хвост розового морского червя. А ещё, ни с того, ни с сего можно вдруг почувствовать полную пустоту, подумал Джон.

Pin It

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>