Петроградская Мадонна

Живопись, скульптура, архитектура, фотография и еще множество ипостасей искусства хранят в себе столько загадок, образов и метафор, что обращаться к искусству за вдохновением можно бесконечно. Каждое такое обращение вызывает вопросы, ответы на которые нуждаются в подсказках, ключах к пониманию того, что мы видим. В ходе этих поисков СД разбирает одну картину великого русского и советского живописца Кузьмы Петрова-Водкина.

Кузьма Петров-Водкин «1918 год в Петрограде («Петроградская Мадонна»)», 1920 год.
Государственная Третьяковская галерея, Москва.


О художнике:

Кузьма Петров-Водкин 1878-1939

Кузьма Сергеевич родился в небольшом городе Хвалынске на правом берегу Волги 5 ноября 1878 года. Родители его были обычными людьми – отец трудился сапожником, а мать была горничной в состоятельной семье. Знакомство с художественными образами для Кузьмы Сергеевича началось с икон старообрядческого новгородского письма и ярких, цветных рисунков песенно-сказочного содержания. В своих автобиографических повестях он говорит о еще одной встрече с искусством изображения, которое повлияло на будущего выдающегося художника. Он увидел мастерскую живописца вывесок, где палитра красок показалась ему «голой, базарной, вздорящей между собою». Именно столь разные способы изображения – иконы, рисунки и вывески – дали ему представление о том, что искусство рукотворно и он может приобщиться к нему.

В 1893 году в Самаре он попадает в «Классы живописи и рисования», а спустя два года, благодаря рекомендации придворного архитектора Роберта-Фридриха Мельцера он поступает в Центральное училище технического рисования, основанное бароном А. Л. Штиглицем. Но живописи, к которой так влекло начинающего художника, там не уделяли должного внимания, сосредоточившись на сухом, техническом рисовании. И в 1897 году он отправляется в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Именно здесь перед ним открываются настоящие художественные перспективы. Под руководством Валентина Серова, Исаака Левитана, Павла Трубецкого и Константина Коровина юному Петрову-Водкину удалось овладеть мастерством живописца.

В начале ХХ века он «бежит» из Москвы в Мюнхен на велосипеде. Увидев и «приняв во внимание» модернизм, который был популярен в Европе, он все же решает пойти своим собственным путем. После окончания Московского училища в 1905 году, Кузьма Сергеевич едет в Италию, а после в Париж, чтобы окончательно подготовить себя к серьезной самостоятельной работе.

Вернувшись из Парижа, он обосновался в Петербурге, где принял участие в выставке «Мир искусства» с полотном «Купание красного коня» (1912), которое и принесло ему славу в художественных кругах.

Мотив

Картина «1918 год в Петрограде (“Петроградская Мадонна”)», 1920 года относится к зрелому периоду творчества художника. Воспитанный в заботливой и любящей семье, Кузьма Сергеевич выбрал основным мотивом своего творчества тему материнства. Он создает обобщенный образ русской женщины, собранный им из воспоминаний детства. Изображенные Петровом-Водкиным женщины всегда румяны, полны жизни, они пышут здоровьем и излучают тепло и доброту. Этот образ становится настоящим идеалом русской женской красоты. А увлечение художника иконописью создает в его живописи дополнительный иконографический тип – образ Богоматери, которая сочетает в себе одухотворенность и целомудрие. «Петроградская Мадонна» это возвышенный образ некогда крестьянской женщины. Но, на фоне драматических событий революции, его Мадонна, с ее душевной чистотой и нравственной силой, становится городской, пролетарской, с повязанной назад косынкой.

Композиция

Еще в 1910-х годах Петров-Водкин, решая проблему передачи пространства на плоскости, разработал метод «сферической перспективы». Точка зрения находится несколько сверху и сбоку, поэтому горизонтальные плоскости круглятся и уходят в глубину, а вертикали превращаются в наклонные линии. Его работы уходят от простого правдоподобия и дают возможность зрителю почувствовать сопричастность к происходящему. Здесь Мадонна не размещена строго по центру, а находится левее от центральной оси полотна. Сама фигура женщины немного развернута вправо, что создает эффект объема. Голова женщины обращена в сторону ребенка, а ее жесты, характерные для изображения Мадонн старых мастеров, подчеркивают ее желание уберечь его от опасности. На заднем плане, для создания дополнительного глубины, художник изображает арки внутри плоского здания. Пейзаж написан достаточно четко, однако, Петров-Водкин лишает лиц и четкой рисовки людей на улице, отводя им второстепенную роль. Он показывает, что они не важны, значима лишь сцена на балконе – мать с тревогой в глазах и сердце.

Сюжет

Именно после Великой Октябрьской социалистической революции женщина перестает исполнять свои традиционные роли. Она перестает быть просто матерью и хранительницей домашнего очага, а превращается в рабочую силу. В это время, женщина начинают завязывать косынки сзади, чтобы показать свою приобщенность к пролетарской жизни. И на картине перед зрителем появляется женщина, скорее всего работница фабрики, стоящая на балконе, а на руках у нее спящий ребенок. Она – Мадонна определенного времени, времени Гражданской войны. На улице тепло и солнечно, значит революция уже состоялась. Но в глазах и жестах женщины читается тревога, как будто она задается вопросом: «что будет дальше?»

Цвет

Во всех работах Кузьмы Петрова-Водкина можно проследить определенную трехцветную хроматическую гамму. В основном он пользуется тремя цветами – красным, синим и желтым. И их различным сочетаниями. Цвет здания на заднем плане можно трактовать двояко. С одной стороны, художник неоднократно использовал голубой и синий цвет, как символ целомудренной строгости, чистоты и вечности. Но с другой стороны – в данном случае это цвет здания, неживого объекта, поэтому можно предположить, что синий противопоставляется красному и желтому – символам радости и жизни. Еще одним подтверждением правильности такой трактовки может служить изображение красной накидки на женщине, которая подобно ореолу облачает ее лишь с одной стороны – стороны ребенка. Красный – цвет тепла, любви, животворной энергии. Мадонна уже «рабочая сила пролетариата», но все еще любящая, крестьянская мать. Зеленый цвет рубашки женщины подсказывает, что она является и кормилицей семьи, наряду с мужчиной, и кормилицей в прямом смысле слова, ведь у нее на руках совсем маленьких ребенок. Как смешение синего и желтого, зеленый также указывает на переходящую роль женщины в этой новой, тревожной жизни. Ее косынка, чистого белого цвета с отблесками дневного света, окружает ее голову как ореол, что подтверждает и само название картины. Она – Мадонна, пока еще верующая, одухотворенная женщина, которая уже скорбит за все то, что уже было и то, что еще произойдет.

1 thought on “Петроградская Мадонна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *