Россия по Ханту

Если вам придётся посоветовать иностранцу российский фильм (не советский, а именно российский), то какой вы назовёте? Фильмы о войне или семейные комедии не подойдут – они почти везде одинаковые. А высокобюджетные работы, сделанные чтобы «потягаться с Голливудом», особо из себя ничего не представляют. Поэтому советовать нужно нечто авторское и самобытное, но при этом понятное каждому, а не только жителю постсоветского пространства. В прошлом году Александр Хант выпустил фильм, который идеально подходит под это описание.

Фильм «Как Витька Чеснок вёз Леху Штыря в дом инвалидов» создавался почти два года. Он стал дебютным полным метром для Ханта, у которого на момент съёмок было два высших кинообразования и столько же срежиссированных короткометражных фильмов. Однако это не облегчило работу над лентой. Сам режиссер в интервью журналу «Сеанс» описывал это так: «В 2012-м я закончил ВГИК, а до этого, в 2008-м — петербургский Институт кино и телевидения. После 8 лет учебы, мне казалось, что к полному метру я уже точно готов, тем более, что до этого я успел поработать вторым режиссером на съемочной площадке. У меня была целая исписанная тетрадка о том, как я буду снимать фильм. Но когда я запустился в 2015-м с “Чесноком”, вышло так, что все ошибки, которых нельзя было допустить — исходя из моих же собственных правил, — я все-таки сделал».

Сюжет фильма должен был рассказать историю типичного быдло-обитателя регионов нашей необъятной родины. Он рос сиротой, а теперь работает на заводе, пьёт, постукивает жену и планирует уйти от неё к любовнице. Идиллию Витьки Чеснока нарушает новость о том, что, когда-то бросивший его, отец жив и находится в городе, правда, парализованный. Воссоединение семьи мало интересует нашего героя, зато очень интересует квартира, которая может достаться Чесноку, если тот отвезет Штыря в дом инвалидов. План безупречный, ведь отец даже не разговаривает, а значит не может отказать, но из-за любви Чеснока к татуировкам на женской груди герои попадают в аварию. У отца случается приступ, после которого он снова обретает дар речи и произносит роковое: «Малой, разворачивайся!».

Но производство картины складывалось непросто. Для правильной реализации сценария необходимы были опытные театральные актеры. И если Евгений Ткачук (Витька Чеснок) согласился почти сразу, то с Алексеем Серебряковым (Лёха Штырь) возникли трудности. Очевидно, что бюджет фильма не позволял оплатить гонорар Серебрякова полностью, а согласиться ли он играть только за часть оплаты, никто ответить не мог. Но в итоге Алексею Серебрякову так понравился сценарий, что он, подумав, согласился играть бесплатно.

Известный актер с почти сорокалетним стажем в профессии решает потратить месяцы на работу с режиссером, который до этого полнометражное кино никогда и не снимал. На подобную «благотворительность» Серебрякова сподвиг не только отличный сценарий, но и возможность играть на одной площадке с Евгением Ткачуком, чего очень хотелось самому Серебрякову.

Возможно, именно из-за взаимной симпатии дуэт Чеснока и Штыря смотрится так живо и органично. По ходу развития сюжета отношения героев проходят путь от безразличия к ненависти, а от ненависти к симпатии. Тот же путь проходит отношение зрителя к героям. Хант мастерски выстроил повествование так, чтобы зритель, увидев титры, не мог бы однозначно ответить, кто подлец, а кто мученик.  

Заразная болезнь большей части российских фильмов – непривлекательная картинка. Работа камерамена в полнометражной российской комедии может не отличаться от его же работы в сериале «Воронины». Вакциной от этого недуга служат люди такого типа, как Даниила Фомичев, оператор «Витьки Чеснока», которые отлично чувствуют сценарий. Подвижная камера используется грамотно и без фанатизма, плоские кадры, а-ля Уэс Андерсон приходятся к месту и придают шарма картине. То самое особенное «киношное» видение, в котором мы привыкли наблюдать переулки Лондона и проспекты Нью-Йорка, теперь, благодаря Фомичеву, торжественно демонстрирует Тверь.

«Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов» наполнен местным юмором и колоритом, в нём играют отличные российские актеры разных поколений, режиссер не ограничивает себя цензурой или рамками жанра, а оператор действует как художник, и не заигрываться с этим. Поэтому лента, не стесняясь, плеснет из гранёного стакана русским колоритом в лицо каждого, кто с ним не знаком. А тем, кто знаком – нальёт стакан за счёт заведения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *